Обзор актуальных вопросов о Жизни, Боге
Обзор актуальных вопросов о Жизни, Боге

Мой опыт индусского гуру

Жизнь потомственного индуса

Чего бы мы не достигли в жизни, всегда, оглядываясь назад, есть о чём сожалеть. Моё глубочайшее чувство утраты связано со смертью моего отца. С тех пор, как он умер, столько всего произошло. Я часто задумываюсь, какова была бы его реакция, если бы я всем этим поделился с ним.

В своей жизни я никогда ничем с ним не делился. Соблюдая обеты, данные еще до моего рождения, он никогда не разговаривал со мной и не уделял мне ни малейшего внимания. И двух слов бы хватило, чтобы невероятно осчастливить меня. Как мне хотелось услышать от него: «Раби, сын». Хотя бы раз. Но он так никогда и не сказал этих слов.

Мои индуистские убеждения и просветление

За долгих восемь лет он не произнёс ни единого слова. Состояние транса, которое он достиг, называется на востоке просветлением и может быть достигнуто только через глубокую медитацию.

«Почему мой отец такой?» - я то и дело спрашивал мать, хотя был еще слишком мал, чтобы что-то понять. «Он - очень особенный человек и величайший из отцов», - обычно отвечала она. «Он ищет истинное «я», находящееся в каждом из нас, Единую Сущность, подобной которой нет. Ты тоже такой человек, Раби.

Отец показал пример, достиг всеобщего одобрения и заслужил поклонение многих людей, и после его смерти его мантия неизбежно должна была перейти ко мне. Однако, я и представить не мог, что этот роковой день наступит, когда я буду ещё так молод.

Когда умер отец, я ощутил, что потерял все. Хотя я почти не знал его как отца, он был моим вдохновением - богом - и теперь он был мёртв.

Мои индуистские убеждения и астрология

На похоронах застывшее тело моего отца было положено на большой погребальный костёр. Мысль о том, что его тело будет принесено в жертву Агни, богу огня, добавляло новое ощущение таинственности к растерянности и глубокому чувству утраты, переполнявшим меня.

Когда пламя поглощало его, я не мог сдержать переполнявшие меня страдания. «Мама! Мама!» - кричал я. Даже если она и слыщала меня сквозь треск искр и огня, она ничем этого не выдала. Как настоящая индуистка, она находила в себе силы следовать учению Кришны: не оплакивать ни живых, ни мёртвых. Она ни разу не заплакала, пока пламя уничтожало тело моего отца.

После похорон отца я стал любимым объектом внимания хиромантов и астрологов, которые часто посещали наш дом. Почти ни одно важное решение в нашей семье не принималось без консультации астролога, поэтому считалось жизненно важным, чтобы моё будущее было определено таким же образом. Согласно толкованиям астрологов и хиромантов, линии на моей ладони, расположение планет и звёзд свидетельствовали об одном: что я стану великим индуистским вождём. Это была приятная новость. Без сомнения, я был избранным сосудом, предназначенным для быстрого успеха в достижении единства с Брахманом (Единым Духом). Силы, которые вели моего отца, теперь вели меня.

Мои индуистские убеждения и поклонение мне

Мне было всего одиннадцать лет, а многие люди уже склонялись передо мной, полагали к моим ногам денежные подарки, ткани и другие сокровища, вешали гирлянды из цветов на мою шею во время религиозных церемоний.

Я просто обожал религиозные церемонии, особенно частные, проходящие в нашем доме или в домах других людей, на которых собиралось много друзей и родственников. Там я был в центре внимания и мною все восхищались. Я любил шествовать среди поклоняющихся людей и окроплять их святой водой, или делать пометки на их лбах священной белой сандаловой пастой. Нравилось мне и то, что люди после церемонии низко кланялись мне и оставляли приношения у моих ног.

Отдыхая на ранчо у тёти, я впервые по-настоящему встретился с Иисусом. Гуляя однажды на природе, я был испуган шуршанием в зарослях позади меня. Обернувшись назад, к своему ужасу я увидел большую змею, ползущую прямо ко мне. Её глаза-бусины, не отрываясь, пристально смотрели в мои. Я стоял как завороженный, отчаянно желая убежать, но не в силах сдвинуться с места.

В тот момент леденящего ужаса из прошлого всплыл голос моей матери, повторяющий давно забытые мной слова: «Раби, когда ты окажешься в настоящей опасности и уже ничто не сможет тебе помочь, есть ещё один бог, которому ты можешь помолиться. Его зовут Иисус».

«Иисус! Помоги мне!» - попытался крикнуть я, но мой отчаянный вопль застрял в горле и был едва слышен.

К моему, изумлению, змея повернулась и, извиваясь, быстро поползла в заросли. Бездыханный, всё ещё дрожа от пережитого страха, я исполнился необычайной благодарностью этому удивительному Богу, Иисусу. Почему моя мама так мало рассказывала мне о нем?

Переоценка моих индуистских убеждений

Во старших классах школы во мне стал нарастать глубокий внутренний конфликт. Новое растущее во мне осознание, что Бог - Творец, отделённый от вселенной, которую Он создал, противоречило индуистскому понятию, что бог во всём, что Творец и творение - это одно и то же. Если допустить существование только Одной Сущности, тогда Брахман был одновременно и злом и добром, смертью и жизнью, ненавистью и любовью. Это превращало всю жизнь в полную бессмыслицу. Было непросто оставаться в своем уме и при этом считать, что добро и зло, любовь и ненависть, жизнь и смерть - одно и то же.

Однажды к нам в гости пришла Молли, подруга моей двоюродной сестры Шанти. Она спросила меня, нахожу ли я полное удовлетворение в индуизме. Пытаясь скрыть пустоту внутри, я соврал, сказав ей, что я очень счастлив и что моя религия истинная. Она терпеливо выслушала мои напыщенные, иногда высокомерные заявления. Без споров она мягко разоблачила мои пустые убеждения вежливо сформулированными вопросами.

Она сказала мне, что Иисус приблизил её к Богу, добавив при этом, что Бог, в которого она верит - это Бог любви, желающий, чтобы мы были близки с Ним. Её слова прозвучали для меня очень заманчиво, но я упрямо сопротивлялся, не желая отказываться от своих индуистских корней.

Чего мои индуистские убеждения не могли мне дать

Я продолжал задавать вопросы Молли: «Что делает тебя такой счастливой? Ты, должно быть, много медитируешь».

«Да, раньше я медитировала», - ответила она, - «но больше этого не делаю. Иисус дал мне мир и радость, которых я не знала раньше». Потом она сказала: «Раби, а ты не выглядишь слишком счастливым. Ты счастлив?»

Я понизил голос: «Я не счастлив. Я хотел бы иметь твою радость». Неужели я это сказал???

«Я рада, потому что мои грехи прощены», - сказала Молли. «Мир и радость приходят от Христа, через истинное познание Его».

Мы проговорили полдня, забыв о времени. Мне хотелось обрести её радость и мир, но я твёрдо решил не приносить в жертву ни один из своих религиозных принципов.

Уходя, она сказала: «Раби, перед тем как будешь ложиться спать сегодня вечером, пожалуйста, стань на колени и попроси Бога показать тебе истину - и я тоже буду молиться за тебя». Помахав рукой, она ушла.

Гордость требовала, чтобы я отверг всё, что сказала Молли, но мое отчаяние было слишком велико, чтобы продолжать попытки сохранить лицо. Я упал на колени, сознавая, что уступаю её просьбе. «Боже, настоящий Бог и Творец, пожалуйста, покажи мне истину!». Внутри меня что-то оборвалось. Впервые в жизни я почувствовал, что, помолившись, я ощутил реальную связь с Богом - не с безликой Силой, а с настоящим Богом, который любит меня и заботится обо мне. Чувствуя себя слишком уставшим, чтобы думать, я дополз до кровати и почти мгновенно заснул.

Вскоре после этого, мой двоюродный брат Кришна пригласил меня на христианское общение. Я снова удивился своей собственной реакции: «А почему бы и не пойти?». По дороге к нам с Кришной присоединился Рамкаир, его новый знакомый. «Ты что-то знаешь об этом собрании?» - спросил я его, желая получить предварительную информацию.

«Немножко», - ответил он. «Я недавно стал христианином».

«Ответь мне», - нетерпеливо сказал я, - «действительно ли Иисус изменил твою жизнь?». Рамкаир широко улыбнулся. «Без сомнения, Он полностью изменил мою жизнь! Теперь всё по-другому».

«Это, действительно, правда, Раби!» - восторженно добавил Кришна. «Я тоже стал христианином - всего лишь несколько дней назад».

Заботливый пастырь, которого нет в индуистских верованиях

Наставление проповедника было основано на Псалме 22, и слова «Господь - Пастырь мой» заставили моё сердце сильно забиться. После разъяснения Псалма проповедник сказал: «Иисус хочет быть вашим Пастырем. Слышите ли вы Его голос, говорящий к вашим сердцам? Почему бы вам не открыть Ему своё сердце прямо сейчас? Не откладывайте на завтра - завтра может быть слишком поздно!». Казалось, что проповедник говорит, обращаясь прямо ко мне. Я больше не мог ждать.

Я быстро склонился перед ним на колени. Он улыбнулся и спросил, хочет ли ещё кто-нибудь обратиться к Иисусу. Никто не пошевелился. Тогда он попросил христиан пройти наперёд и помолиться со мной. Вышли несколько человек и преклонили колени возле меня. Многие годы индусы становились на колени передо мной, а теперь я стоял на коленях перед христианином.

Я вслух повторил за ним молитву, попросив Иисуса войти в мою жизнь. Когда проповедник сказал «Аминь», он предложил мне помолиться своими словами. Тихо, то и дело задыхаясь от переполнявших меня чувств, я начал молиться: «Господь Иисус, я никогда не изучал Библию, но я слышал, что Ты умер за меня, чтобы я мог быть прощенным и примирённым с Богом. Пожалуйста, прости мои грехи. Войди в моё сердце!».

Перед тем как я закончил молитву, я знал, что Иисус не был просто очередным из нескольких миллионов богов. Он Бог, которого я жаждал всю жизнь. Он единый Творец всего. Но Он настолько полюбил меня, что стал человеком и умер за мои грехи. С этим осознанием мрак рассеялся, и в душу потоком хлынул сверкающий свет.

Когда я с Кришной вернулся домой, вся семья уже ожидала нас, очевидно узнав о происшедшем. «Сегодня вечером я пригласил Иисуса войти в мою жизнь!» - радостно воскликнул я, заглядывая в испуганные лица родных. «Удивительное чувство. Я не могу вам передать, что теперь Он для меня значит».

Одни члены моей семьи, казалось, были обижены и пришли в замешательство, а другие радовались за меня. После этого тринадцать человек из нашей семьи приняли Иисуса в свои сердца. Это было невероятно!

Кремация остатков моих индуистских убеждений

На следующий день я с Кришной вошёл в свою молитвенную комнату, твёрдо решив покончить с прошлым. Вместе с ним мы вынесли во двор всех идолов, индуистские писания и религиозные принадлежности. Мы хотели избавиться от всего, что связывало нас с прошлым и с силами тьмы, которые так долго ослепляли и порабощали нас.

Когда всё было свалено в кучу, мы разожгли огонь и наблюдали, как пламя поедало наше прошлое. Маленькие фигурки, которых мы боялись как богов, превращались в пепел. Мы обняли друг друга и поблагодарили Сына Божьего, умершего за нас и сделавшего нас свободными.

Мысленно я перенесся на восемь лет назад, когда был кремирован мой отец. По сравнению с нашей обретённой радостью, то событие вызывало безутешную печаль. Тело моего отца было принесено в жертву тем же лжебогам, остатки которых теперь тлели передо мной. Казалось невероятным, что я могу с большой радостью уничтожать то, что когда-то представляло для меня такую большую ценность, и во что я верил с таким фанатизмом.

По сути это был обряд моей кремации - смерть человека, которым я был прежде - смерть гуру. Прежний Раби Махарадж умер во Христе. А из могилы воскрес новый Раби, в сердце которого теперь жил Христос.

(Примечание: Если вы заинтересуетесь подробным изложением истории Раби, прочитайте его книгу «Смерть гуру». Сейчас Раби живёт в штате Южная Каролина и занимается евангелизацией по всему миру. Если желаете, напишите ему: East/West Gospel Ministries, P.O. Box 2191, La Habra, CA 90632).

Copyright 1994 by the Christian Research Institute.

Для получения дальнейшей информации об верованиях индуизма, вы можете прочитать «Соединяясь с Богом».

 У меня есть вопрос…
 Как начать взаимоотношения с Богом…
ПОДЕЛИТЬСЯ:  

TOP